Друг за другом

Наконец, Наташа решилась. В конце концов, у них с Сергеем отношения серьёзные – значит, и тайнам не место. По крайней мере, у него от неё.
– Серёжа, давно хочу спросить. А почему Вадим тебя дразнит «Толстым», а ты даже не обижаешься? Вы вообще такие разные, как ты можешь дружить с ним?
– Мы же с детства дружим. Вадик – спортсмен, заводила, я – отличник, с уроками ему помогал. И был толстым, что тут обижаться. Три года назад ты бы не подошла ко мне.
– Глупости! – вспыхнула Наталья. – Для мужчины красота не главное. А всё-таки, сказал бы ему, а? Неудобно как-то.
– Нет, пусть говорит. Он так напоминает, чтобы я о здоровье не забывал. Сейчас сама увидишь.
Сергей ловко вскочил и начал перебирать на книжной полке альбомы с фотографиями. «Какой же он толстый?» – возмущалась про себя Наташа, – «Вадим, что ли, стройнее?».
– Вадик занимался с детства, – начал Серёжа, листая нужный фотоальбом. – Великим чемпионом так и не стал, хотя подавал большие надежды. Но окончательно расстался с большим спортом, когда начались проблемы с суставами.
Ничего, казалось, страшного – небольшая боль в тазобедренном суставе при начале движения, неуют. Обычный человек и не обратил бы внимания, но для спортсмена всё серьёзнее – Вадик каждый день тренировался, без лечения было не обойтись.
Но, как всегда, некогда. Готовились к очередному соревнованию, нужно было всё быстро сделать. Врач команды отправил его на обследование – нашли двусторонний асептический некроз головки бедренной кости.
– Что это за болезнь? – испугалась Наталья незнакомого названия. – Я и не слышала о такой.
– У меня она тоже была, – Серёжа постарался сделать трагическое лицо, но не выдержал и рассмеялся. – Не бойся, она не заразная. Повреждение суставов и костной ткани.
Так вот, у Вадика оба тазобедренных сустава оказались больными. Но стадия была ранняя, так что можно было обойтись без операций, только на полгода большой спорт пришлось бы оставить. А куда там! Победа или смерть, ты же знаешь спортсменов!
Ему сделали как быстрее, небольшую операцию – билатеральную туннелизацию с декомпрессией головки и шейки бедренной кости. Это когда в кости высверливается небольшой канал до самого сустава, через который удаляются все омертвевшие ткани. А потом через него же закачивается лекарство и «строительный материал» для сустава. И так на обеих ногах.
– Ужас! – сделала гримасу Наташа. – Ногу сверлили?
– Да это небольшая операция, всё обычно быстро заживает. Но видишь, не всегда. Боли утихли, Вадик после больницы месяц ещё на костылях походил, а потом начал тренировки. Но когда прошёл повторное обследование, оказалось, что стало лишь хуже. Суставы и дальше разрушаются, да ещё и каналы от операций не заживают.
Вот он, на костылях, посмотри, какой смешной, – показал Серёжа снимок. – А вот здесь я, видишь, какой круглый? А вот и его рентген, через полгода после операции.
По истечении 8 месяцев после операции можно отметить увеличение дефектов в структуре костной ткани головок и шеек бедренных костей, расширение послеоперационного канала.

Евгений Волков
Заслуженный врач РФ
– Ох! Тяжело ему пришлось, – сказала Наташа. – А всё-таки, как тебе удалось похудеть?
– Я же с Вадиком постоянно общался теперь. Больница, операции, дом. Помогал другу. И изучал болезнь, искал лечение какое-нибудь современное, эффективное.
Нашёл медицинский центр, который как раз на этой болезни специализируется – Центр лечения асептического некроза. У нас, в Москве. Уговорил Вадика съездить, но сам не пошёл.
– А у тебя тоже суставы болели?
– Да как сказать. Совсем немного – когда начинал двигаться, подниматься по лестнице, что-то тяжёлое нёс. Но я же и подлечивался, как умел, – пропил несколько курсов препаратов.
А Вадик после посещения Центра начал серьёзно лечиться, уже не до чемпионства стало. В основном, дома, к врачам только для контроля надо было приезжать. Я ходил к нему так же часто, поддерживал, помогал. И замечал, что есть прогресс, хотя и странно было видеть Вадима на костылях. Зато теперь – бегает как новый. Вот, смотри, это он же через три месяца. В смысле, его части – тазобедренные суставы.
В течение 3-х месяцев пациент получал комплексное безоперационное лечение, включавшее: ЛФК, проведение процедур с использованием терапевтического аппарата «Остеон-1» с накожными фитоаппликаторами, фитованны, приём лекарственных препаратов и органо-минеральных комплексов. В обязательном порядке предписывался ортопедический режим с использованием костылей.
По результатам первого курса лечения снизился болевой синдром, боли в области ТБС слабые, не влияющие на обычную активность, хромоту не отмечает, по данным денситометрии — улучшение качества костной ткани.
После первого курса лечения: выраженное сокращение зоны разряжения костной ткани ГБК до размеров 31х11 мм с признаками частичного склерозирования; заполнение и сужение послеоперационного канала и улучшение структуры ГБК. Пациенту рекомендовано продолжение комплексного лечения.

Евгений Волков
Заслуженный врач РФ
Однажды Вадик меня и заставил анкету Харриса заполнить. Увидел, что я хромаю, зашёл на сайт и чуть не насильно усадил за компьютер.
– Какую анкету?
– Анкету Харриса. Вписываешь объём движений своих суставов – отведение, сгибание и так далее. А потом результат приходит по почте – всё в порядке или нужно лечить.
Мне, разумеется, пришло – нужно лечить. Так что в следующий раз Вадим меня с собой взял. Он уже всех в Центре знал, большую часть за меня рассказал. Смешно, но когда врач похвалил меня, что вовремя пришёл (на ранней стадии), я постеснялся сказать, что не сам, а друг меня притащил. Приятно было по-детски.
Пациент обратился в Центр с жалобами на ноющие боли в левом тазобедренном суставе при ходьбе, неподготовленных движениях, усиливающиеся при подъёме по лестнице, физических нагрузках, иррадиирующие в левую поясничную область, мышцы бедра; ограничение объёма движений в левом тазобедренном суставе; хромоту на левую нижнюю конечность. Ранее на учете у ортопеда не состоял, всегда отличался избыточной массой тела. Беспокоят слабые ноющие боли в левом тазобедренном суставе, усиливающиеся при ходьбе, незначительные ограничения объёма движений в левом тазобедренном суставе.
При углубленном обследовании выявлены: нарушение функции левого ТБС с болевым синдромом, остеопения, начальные признаки асептического некроза головки бедренной кости слева. Назначена комплексная терапия в составе терапевтического воздействия аппаратом для восстановления структуры костной ткани (Остеон-1), витаминно-минеральных препаратов, ЛФК, строгого соблюдения ортопедического режима.
По истечении 3-х курсов лечения достигнута положительная динамика: болевой синдром не беспокоит, активные и пассивные движения в ТБС выполняет в полном объеме, улучшились показатели качества костной ткани.

Евгений Волков
Заслуженный врач РФ
Так что теперь иногда на костыли вставал я, а Вадик уже бегал. Вот, смотри, мои снимки – теперь у меня от тебя точно секретов нет, видела меня даже изнутри!
На рентгенограммах в динамике контуры головки ровные, чёткие, отмечается улучшение структуры трабекулярного рисунка головки и шейки бедренной кости, субхондрально в верхнем сегменте ГБК идёт заполнение зоны кистозной перестройки.

Евгений Волков
Заслуженный врач РФ
– А, тогда ты и на диету сел? – догадалась Наталья.
– Да. Диета входит в курс. Там, конечно, упор не на похудение, а на обмен веществ – суставы и кости должны восстанавливаться. Наоборот даже, питание должно быть полноценным, витаминов и кальция должно хватать, и всё такое. Но и вес тоже имеет значение немалое. Так что я попросил подправить кое-что, чтобы сбросить немного.
– А Вадим тогда причём?
– Проболтался я ему, – усмехнулся Сергей. – Он как-то слишком бурно поддержал меня, надо было насторожиться. И с тех пор иногда называет толстым – мол, чтобы не забывал следить за собой. Да и как на него обижаться? Ведь если бы он тогда не заставил меня заполнить эту анкету и в Центр не затащил, я бы так и жил – толстый, хромой, больной.
– Как раз в моём вкусе! – Наташа обхватила его обеими руками за шею. – А мне можно анкету эту заполнить? Ту, для похудения.
– Она не для… – начал было Сергей, но осёкся. – Конечно, можно. И даже нужно. Всем нужно время от времени.